twitter
 

След снежного человека

Posted by admin on Фев 11, 2011 in Аномальное |

84619621

О Стынке, оприиикиеве, о Страшном жолобе (каньоне) ходит много легенд. Василий Юрьевич Юрычко рассказывает о двенадцати Гордовах (бочках) золота, которое партизаны спрятали и договорились, что откопают клад лишь тогда, когда все будут снова вместе.

Однако в Словакии, на горе Вигорлат, где они имели еще одно пристанище, на них напали воины и одного убили. Поэтому, вернувшись обратно в Стынки, они не стали откапывать сокровище, а разошлись без денег. Не нашли они и «немого».

Куда делся Великан — никто этого не знает. Еще и теперь после дождей, когда над горами приходит ночь, в Страшном желобе светятся какие-то странные огни.

Говорят, что это золото горит. А еще рассказывают о чабане, который заблудился в Страшном желобе, и в темноте наткнулся на такой огонь … и сгорел. А на второй день ходил там другой служка Алеша. Он опирался на сухой пень. Тот вывернулся, и Алеша увидел под его корнями горницу (горшок) с деньгами. Это для парня был такой сюрприз, такая радость. как неожиданно принесенный торт на заказ — сладкий и яркий.

Взял он горницу домой, спрятал и понемногу начал скупать землю. Но перед этим ему приснился сон. Ему явился Великан и сказал:

— Алеша! Будешь богатым человеком в деревне, но никогда не бери в один раз более двенадцать дукатов. Поскольку эти дукаты заколдованные. Кто возьмет больше, то либо умрет, либо ума сойдет.

Есть еще один интересный рассказ о человеке — сикове по фамилии Пелехатый (Сики, говорят, происходили от итальянцев). При Марии Терезии сюда переселились и добывали так называемый жорнавский камень.

Тот самый, который использовался у мукомолов. Сикив немой также имел рост более двух метров. Был весь заросший щетиной и ходил только в одних Холошнях. Никогда не обувался. Зимой был босиком. Не боялся морозов.

А силу имел такую, что мог свалить на плечи каменную глыбу, из которой можно было изготовить огромный мельничный камень. В те времена большим сокровищем была каменная соль.

За ней верховинцы ходили до Польши. В такие походы брали с собой Пелехатого, ибо мог принести столько соли, сколько и пяти обычным людям не удавалось поднять. За солью ходили на Холмщину. Однажды, когда уже возвращались домой, возле польских засечной линий (границы) их встретили солдаты …

3 больших потугами верховинские «чумаки» успокоили Пелехатого, когда всадники попытались связать его веревками. Не успеют обмотать великана — как тот напрягает мускулы, и веревки с треском рвутся. Наконец сязали, всех повели в деревянную ригу.

Ночью ребята разбудили Пелехатого, дремавшего в углу. Тот напрягся, и только ошмоткы полетели с веревки. Затем освободил от пут сруб, засунул свои гигантские ручищи под одну из стенок, напрягся и перевернул, словно коробок со спичками, здание.

О Пелехатом много ходит легенд. Поговаривают, будто его родила какая женщина от медведя. А еще рассказывают, будто его долгое время воспитывали дикие звери.

Так или иначе, но это уже не легенда. Где-то в середине прошлого века, то в нашем, или соседнем селе родился волосатый парень. Родные стеснялись показывать его людям, а поп отказался крестить. Говорят, что того мальчика забрали в Вену …

Рассказ об этом удивительном парне я слышала от многих односельчан.

Однако вернемся к нашим баранам. Я писала уже о горе Могура, где хоронили тех людей, которые сами укоротили себе жизнь …

Старики рассказывали о некоем Федоре, который жил в небольшой одинокой хижине за рекой. Стоял дом под высоким обрывом. И далеко от человеческого подворье. Редко Федор ходил в деревню. Только чтобы купить что-то Самое. Держал он коз, овец и кур. За шваблики (спички) рассчитывался с евреем-корчмарем брынзой и куриными яйцами. Денег тогда у людей на вершине почти не было. Разве что у попа, сельского нотариуса и учителя …

Приходил он в одно и то же время, и Мартхо уже ожидал его. Но на этот раз мужчина не пришел. Еврей был умным человеком. Попросил шедших в корчму, пойти посмотреть, что с Федором.

Пришли. А он висит. Похоронили его на Мочури, живность раздали бедным, окна и двери заколотили досками. Но странное дело: все, кто шел ночью мимо Федорового дома, видели там какую-то кикимору. Подходить близко «суеверные» люди боялись…

Зимой на снегу кто увидел огромные следы. Говорили, что там поселился тот, что чащу ломает … Старый Михаил Сидак не один год возил почту в Злую. Имел Михаил некогда красивых арабских лошадей, серых в яблоко. Я была маленькой и помню их, когда они были лучшими лошадьми в деревне.

Помню и тогда, когда от них остались лишь кожа и кости, то была пара заезженных гнедых. Но в свое время и господин отец, и сельский нотариус, и господин фоштер (лесничий) любили, чтобы их в село от штреки с Кострино или Дубрыничи вез на своей кованой бричке именно Михаил.

Когда пришла советская власть и я училась в школе в Великом Березном, то старый Сидак (для меня тогда все, кто имел больше тридцати или сорока, были старые) не раз в субботу дожидался в Кострино, чтобы подвезти меня домой. Дай ему Бог царствия небесного.

Да ведь «Митюшко», как в деревне звали Михаила, был чрезвычайно добрым и отзывчивым человеком. С «Митюшком» было очень хорошо ехать. Мало того, что в непогоду снимет с плеч свою гуню и сена подложит тебе под ноги. Он еще в пути такое тебе расскажет, что иногда волосы дыбом становятся. Любил он особенно всякие рассказы о страхах. Знал их много.

— Ты не бойся, — говорил. — Теперь пужал настоящих уже нет. Вот когда были, так были. У нас все с деда-прадеда фурманилы. Ой, каких только господ отец не перевозил. С самой Вены и Будапешта приезжали, а что уж унгваровских, то их было как мусора …

Было, отвезет кого в Дубрыничи к штреки. А потом ночью один возвращается назад. Так вот однажды отец отвез на поезд господина нотариуса и возвращался домой. В Черноголовье зашел в корчму. Выпил на полученные деньги ромплик рума. Выкурил Пипу, и уже собрался выходить из корчмы, как корчмарь говорит:

— Мужчина, не уходи, потому что будешь иметь скорбь, там люди сидели на Млаки (урочище за Лютой} и видели того, что чащу ломает.

— Что ты меня пугаешь, я несколько раз ходил и никого не видел, то всякие глупости …

Одел шляпу, сел в бричку, вйокнув на коней и ушел.

Ехал, ехал. Рум разогрел, и отец заснул. Лошади были такие, что хорошо дорогу знали. Идут себе тихонько, только волк не попался, потому что его скотина боится, может и бричку с перепугу могут поломать.

Едет себе и едет. Когда слышит: кони фыркают, из-под копыт брызжет огонь, а бричка будто просела. Кто-то страшный, большой залез на барское место.

Повернулся. Посмотрел, хотел облаять неизвестного наглеца, и язык отнялся. Сидит позади огромный черт. Да такой страшный, что и не рассказать. Лохматый, глаза огромные светящиеся. Зубища, как у дикого вепря. Сидит и молчит. А кони едва тянут бричку.

Господи, что за Божья кара. Начал молиться. Он позади сопит. Ну, думаю, конец. А черт посидел посидел и соскочил с брички. Лошади как рванули, и бежать. Уже возле дома остановились. Вылез отец с брички едва жив. Дома рассказал деду.

— Я не хотел тебе говорить, но страшило давно на этой дороге любило подсаживаться на повозки. Видно, он любит покататься.

Я слушаю Михаила и мне становится страшно. Возвращаюсь обратно, не подсело к нам. В темноте-то мерещится: кажется, сейчас схватит за плечи. Не зря говорят: у страха глаза велики.

Перед самой мировой войной в урочище, которое называется Лютка, люди нашли убитого австро-венгерского жандарма, который не один день ходил и выслеживал странного медведя. Говорят, что того «медведя» часто там видели. И что тот не просто убил жандарма, а пополам сломал его ружье, а самого закопал.

Во всем, что я здесь рассказывала, много «надуманного», где правда, где выдумки, сказать трудно. Но дыма без огня не бывает. Редакция и автор этих строк приглашают всех, кто знает похожие истории, к разговору.

Мы с большим удовольствием их напечатаем. Недавно журналист Надежда Маик рассказала очень интересную историю о человеке; жившем в Родехивському районе Львовской области, кажется, селе Жуков. И хотя этот человек далек от Йети, но все же интересно.

Ведь у него, кроме лица и рук, все тело было покрыто чешуей, похожей на рыбью. Мы начинали с русалок, а не было то в генетике этого индивида такого, что пыталось породнить нас с этими мифическими существами?

Reply

You must be logged in to post a comment.